Навигация: Главная / Новости / Интервью / Интервью с Заслуженным тренером России Борисом Кантемировым


Интервью с Заслуженным тренером России Борисом Кантемировым

Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

Борис Кантемиров: добро несут только сильные и уверенные в себе люди

Интервью с Заслуженным тренером России Борисом Кантемировым

Борис Кантемиров

— В августе 2010 в Пекине проходили Всемирные Игры боевых искусств, в которых приняло участие более 100 стран. Российское каратэ представляли 3 спортсмена; среди них — ваша воспитанница, чемпионка мира Мария Соболь. Как вы оцениваете выступление нашей команды? Чего не хватило спортсменам для того, чтобы войти в тройку призеров?
— Я не могу говорить за всех членов сборной команды. Исламутдин Эльдарушев и Елена Пономарева готовились сами по себе. Я считаю, что подготовка к Играм должна была включать те же мероприятия, что и подготовка к ЧЕ и ЧМ: УТС в нормальных условиях. Сама поездка была нервная: что-то оплачено, что-то не оплачено. Однако надо отдать должное РСБИ; организовали на достаточно солидном уровне. Что касается выступления Марии Соболь, то она еще на ЧМ 2006 в Финляндии получила травму — разрыв крестообразной связки. Хочу сказать спасибо Василию Крайниковскому, который поддержал в тот момент, профинансировал операцию и частично реабилитацию. Несмотря на эту травму, мы через 2 года выиграли ЧМ 2008 в Токио. И это не случайно, ведь подготовка была высоко организована и полностью расписана. Вся команда была хорошо подготовлена: тот же Эльдарушев, у которого в финале судьи отняли «золото», и Соболь, и Пономарева. Когда нас поздравляли, я сразу позвонил Омару Муртазалиеву (прим. главный тренер ФКР), Василию Крайниковскому (прим. президент ФКР) и поблагодарил их, потому что эта победа была коллективной. Это не лесть с моей стороны. Все были в отличной форме, т.к. прошли УТС, «обкатались» на международных турнирах. Мария тогда сказала, что готова была провести еще 5 боев, т.е. она практически не устала. Но после победы наступает психологический момент: спортсмен взобрался на вершину, а дальше что? Надо четко понимать реалии: страна, в которой мы живем, неолимпийский вид спорта. Человек чего-то добился, и заставить его пройти тоже же самый путь — это реально тяжело. Сразу после этого пошел спад. Через несколько месяцев мы неудачно выступили в Испании. Не хватало «искры», и я понял, что ей надо дать отдохнуть. В 2009 Мария сказала, что хочет поехать в Москву, найти там себе работу. Год она там прожила, пару раз сходила потренироваться в другие залы, сама преподавала в World Class, и ее форма за это время сильно упала, потому что система подготовки в московских залах не плохая, а просто другая. Через год поисков, когда уже надо было готовиться к Всемирным играм, я ей объяснил, что тренироваться заочно не пойдет, что надо возвращаться домой и начинать заниматься. Как только мы увеличили нагрузки, снова дало знать о себе колено. Вы занимаетесь каратэ, и прекрасно знаете, как нелегко исполнять технику, если травмировано левое колено.

Мария Соболь

— Мария ведь работает в левосторонней стойке?
— Работает в обеих стойках, но часто приходится делать выпад, глубоко приседать и выходить из приема.
— Да, в этот момент сильно нагружается колено.
— Так вот 12–14 летние спортсмены делали специальные упражнения в разы быстрее, а Мария еле вставала. Если бы соперники увидели, как тяжело ей это дается, ее бы просто «разорвали». В этот момент ей очень непросто пришлось психологически, и тогда я поменял задачу и сказал ей: мы едем туда получить удовольствие от того, что ты любишь. Но как бы я ее ни настраивал, она была готова на 30–40 % от своей формы. Главной причиной ее проигрыша была травма. Вторая причина — психологическая. Человеку уже 25 лет. Мария выиграла все на свете. Ведь годом ранее, перед Всемирными играми боевых искусств в Пекине она выиграла Всемирные Игры в Тайване, и Машина золотая медаль была определяющей, благодаря которой Россия обошла хозяев, китайцев, и заняла 1-е общекомандное место. В прошлом году Мутко награждал лучших спортсменов России и вызвал Мария в Москву. И когда Министр спорта вручил ей какой-то хрустальный кубок, возник вопрос, что с этой «вазой» делать?
— Да, смешно.
— Это не просто смешно, а выглядело, как издевательство. Одновременно с этим Марию лишили стипендии, которую она получала в спортивной школе как спортсмен-инструктор. Могу даже озвучить размер — 5500 рублей. Действующая чемпионка мира, член сборной России лишается стипендии, потому что она «переросла», ей исполнилось 25 лет. Обычно спортсмен в 25 лет только «раскачивается» и начинает показывать результат. Вопрос: а зачем это ей вообще нужно? Ей надо решать вопросы личного характера, выходить замуж. Уверяю вас, если бы ей предложили нормальные условия, хотя бы 5–10 % от гонорара футболиста, она бы вернулась в спорт.

Мария Соболь

— Получается, в данный момент системы мотивации спортсменов в российском каратэ просто нет?
— Ее нет. Если в каких-то регионах это существует, то только силами частных инвесторов, у которых дети занимаются каратэ. Передо мной сейчас тоже стоит задача — поднимать новое поколение спортсменов. Когда в Китае Мария была вся в слезах, я ей первый сказал, что пора уходить. Но она попросила дать ей возможность выступить еще на ЧМ 2010. Она одержала победу на отборочном Кубке России в Кисловодске. Очень нелегко ей это далось, и главный тренер не был в восторге от ее формы. В 1/4 финала она проиграла 1 балл француженке, затем ей предстояло бороться за 3-е место. Я ей сказал: выступай, ради Бога, береги ногу и вернись домой здоровой; мне больше ничего от тебя не нужно. Тот бой за 3-е место она проиграла. Но надо отдать должное, девочка сильная, ее знают и в Осетии, и во всей стране. Я обратился к президенту Федерации тхэквондо Северной Осетии, руководителю администрации правительства Республики Сергею Такоеву, и он помог ей в трудоустройстве. Мария умница, владеет английским и французским языками, сейчас работает в правительстве Республики. Неделю назад мы с ней разговаривали, и решили не выступать на соревнованиях, пока не произойдут значительные изменения. Уверяю вас, она может сейчас поехать на чемпионат России, и выиграть его с завязанными ногами. Но я реально не вижу смысла на сегодняшний день. Я в перспективе вижу только ухудшение ситуации, если не будет профессионального подхода, материального стимула. Некрасиво, неправильно и нечеловечно выжимать из наших детей все соки, а потом выбрасывать их на улицу. Надо думать об образовании, будущем, карьерном росте.
— Сегодня в секциях единоборств занимаются тысячи молодых людей. Чемпионами становятся единицы. Какой мотив заниматься каратэ у остальных? Возможно, стоит задуматься над тем, кого приводить в пример молодежи: спортсменов с медалями или людей, которые добились успеха благодаря спорту (Владимир Путин, Юрий Трутнев).
— Многие делают акцент на то, что чемпионство и медали — не главное, а важно воспитание и так далее. Я с ними не согласен и считаю, что в ребенке надо воспитывать волю к победе. Необходимо стремиться стать хотя бы чемпионом города, почувствовать вкус победы вообще. Чтобы ребенок рос не лузером (прим., от англ. looser — неудачник).
— Вы считаете, необходимо прививать молодым спортсменам лидерские качества?

Мария Соболь

— Конечно! В какие бы стойки вы не ставили детей, о какой бы психологической составляющей каратэ в не говорили, не забывайте, что уровень мышления взрослого человека отличается от уровня мышления ребенка. Дети всегда соперничают во всем: кто первый в трамвай залезет, кто первый свой портфель успеет выхватить и т.п. Это нужно поддерживать. У детей пропала «искра» в глазах, у них апатия. Мы в свое время большую часть времени проводили на улице, мяч гоняли, в футбол играли, в баскетбол. Сейчас катастрофически мало детских площадок. Детям принесли все на тарелочке: вот вам компьютер, вот вам телевизор. Только ничего не делайте! Такое ощущения, что произошла диверсия! И когда дети приходят в секцию, им не нужна философия. Надо сказать, что завтра чемпионат школы, потом «район», «город», чтобы у них всегда горели глаза, чтобы они всегда к чему-то готовились. Я 31 год занимаюсь каратэ, многое прошел: и контактное, и бесконтактное каратэ, и «школу», изучал базовую технику вадорю. Поверьте мне, есть вещи, до которых нужно дорасти, которые ошибочно давать детям. Чтобы понять смысл ката, к этому нужно прийти. Нужно начинать с игры, с имитации, с обмана в хорошем смысле.
— Вы считаете, что ребенка сначала нужно привлечь игровыми упражнениями, привить любовь к виду спорта, а потом уже по мере того, как он будет развиваться, обучать ката.
— Конечно! В Европе другая идеология. Там в 10–12 лет ребенок получает черный пояс. Им говорят: у тебя коричневый пояс, завтра у тебя подростковый черный пояс, потом взрослый черный пояс. Во-первых, это бизнес, во-вторых, их невозможно заставить драться. Например, брат мой уехал в Канаду и занимается там цирковой школой. Я задал ему вопрос, почему ты не преподаешь каратэ. Он ответил, что они не видят смысла в изучении каратэ, т.к. для разрешения конфликтов есть полиция. Им это просто не нужно! Я бы с удовольствием жил в стране, где люди не понимали бы, зачем нужно драться. Мы-то живем в другой стране, и недавние события в Москве это показали. У нас другая мотивация. Нам еще многое нужно строить в масштабах страны. В геополитическом плане нам нужно укрепить свою долю на этой земле, отстоять ее. Для этого нужно растить поколение бойцов, которое готово отстоять, удержать, сохранить и развить. Это большая проблема. Дух победителя необходимо воспитывать в ребенке любыми возможными путями, не обязательно посредством каратэ. Баскетбол тоже подойдет.
— Сегодня систему подготовки спортсменов формируют правила соревнований. С другой стороны международные стилевые организации стремятся сохранить характерные черты стилей. Получается, на одной чаше весов нововведения, на другой — традиции. Возможен ли здесь компромисс?
— Я поддерживаю существование направлений вадорю, ситорю и др. только с той позиции, что эти стили дают возможность спортсменам выступить. Признание этих стилей — дополнительная возможность спортсменам получить звания, что в нашей стране немаловажно. Сборная России по WKF — сильная команда, и ее состав не меняется 5–10 лет. А что делать тем, кто не может попасть в эту сборную? В этом плане стилевые организации просто незаменимы. Я не могу сказать, что правила стилевых федераций существенно отличаются какими-то традициями от правил WKF. Возьмем, например, традиционное каратэ сётокан. Когда-то спортсмены WUKO выступали по схожим правилам. Но WKF развивается, и правила меняются. Иногда, эти изменения являются стрессовыми для нас. Но для людей, возглавляющих WKF, мерилом правил является зрелищность поединков. Из всех видов каратэ — я не рассматриваю киокусинкай, у них несколько болезненное отношение к сравнению с другими — нет более динамичного и высокотехничного направления, чем каратэ WKF. И, как правило, спортсмены, которые «блещут» на стилевых соревнованиях, ничего не могут сделать на соревнованиях WKF. Потому что, пока представители стилей думали о традициях и формах, другие ушли вперед: каратэ стало более атлетическим, динамичным. Вот конкретный пример. Я не понимаю, для чего нужно часами отрабатывать «гэдан барай», если за 30 лет я ни разу не применил его в поединке. Или «агэ укэ». Есть гораздо более эффективные способы уйти от удара в голову, нежели задрать руку, открыв при этом подбородок и живот. Возможно, когда-нибудь я сделаю вдох и выдох, встану в стойку, уйду в космос и вернусь через океан. Но сегодня я «спаррингуюсь» со своими учениками, выступаю на ветеранских турнирах, потому что соперники быстро «фильтруют», что проходит, а что — «не катит». Придавать особый ракурс стилевой технике из-за того, что WKF «ломает» устои, я считаю неправильным. Прежде чем критиковать кого-то, надо выступить и выиграть. Я могу сказать, что бокс ерунда, только если я стану чемпионом мира по боксу.

Мария Соболь

— Сегодня спортсмены специализируются на конкретных дисциплинах и условно делятся на «катистов» и «кумитистов». Считаете ли вы эту тенденцию положительной, и изучают ли ваши воспитанники ката?
— К сожалению, мои воспитанники сейчас изучают ката в меньшей степени. Я исхожу из их потребностей. Если человек пришел «подраться», у него настрой на кумитэ, то, «посадив» его на ката, я могу «сломать» и потерять спортсмена. Конечно, есть исключения. Например, Лефевр стал чемпионом Европы и в ката, и в кумитэ. Но это очень редкий пример, потому что ката — это совсем другое. Я долго занимался ката, думал, что делаю их хорошо, но перестал, как только стал понимать. Я четко осознаю, что для изучения ката нужен живой носитель информации, который дал бы мне ответы на основополагающие вопросы. В ката зашифровано гораздо больше информации, чем кажется на первый взгляд. Я сам лет 20 «тупо», как обезьяна, повторял эти движения. Но однажды я встретил мастера Хакоиси, который весит не более 50 кг. Он блоком сдвинул меня, весившего 90 кг, упиравшегося обеими руками, в неудобном для его направлении. И тогда я понял, что делаю что-то неверно. Я считаю неправильным давать детям то, чего сам не знаешь. Я осознаю, что то каратэ, которое я преподаю, — это игра, спортивная дисциплина, чистый спорт. Он нравится детям, он нравится мне. Все споры о реальности и нереальности, применимости и неприменимости я оставил в прошлом. И я не обманываю никого, не говорю, что завтра мои воспитанники станут суперменами. Реально жить в мире, реально избегать конфликтов, реально иметь друзей и не иметь врагов. Я для себя каратэ делю на 2 составляющие: игровое кумитэ и осмысленное ката как часть личной культуры и личного здоровья. Я считаю, что правильное исполнение ката дает, прежде всего, здоровье — физическое и психологическое. Мы начинаем чувствовать свои органы, дыхание, мышцы. Ката для тех, кто понимает. Даже среди великих мастеров были случаи, когда они умирали из-за проблем с сердцем.
— Считаете ли вы, что тренер по каратэ должен иметь специальное педагогическое образование?
— Да. Я сам получил это образование в мае месяце, 2 года я учился в РГУФКе и не жалею об этом. Несмотря на большой опыт работы, там я открыл для себя много нового и интересного.
— Не могли бы вы описать тренировочный цикл Марии Соболь при подготовке к ответственному старту? Если это не секрет…
— Да какой это секрет? Полугодовой цикл начинается в январе с курса легкой атлетики. Этот курс заканчивался хотя бы за 2 месяца до ответственного старта. Никто не дает «физо» так, как легкоатлеты, а у нас во Владикавказе хорошая школа. Затем следует неделя отдыха, за ней — чистка техники. Если вы посмотрите на видео поединков Марии, то увидите, что она не делает сложной техники; прямолинейными атаками, входами она опережает соперниц буквально на долю секунды. Мы убираем все лишние движения, шероховатости, правильно ставим плечи, распределяем баланс, после разминки в неспешном ритме мы шлифуем каждое движение.
— Идет чистка техники от индикаторов начала атаки?
— Да, очень важно, чтобы соперник пропустил начало движения, «прохлопал» импульс. Далее — переходим на следующий этап. Утром — занятия на тренажерах, вечером — 4 поединка по 3 минуты, перерывы — по 2 минуты.
— То есть на тренировках вы увеличиваете продолжительность поединка до 3 минут?
— Да, увеличиваю время нагрузки в полтора раза. Спортсмен должен быть функционально готов. Если на тренировке спортсмен способен работать дольше, с небольшими перерывами, на соревнованиях он уже не думает о том, хватит ли у него сил. Но это не истина последней инстанции, потому что надо учитывать самочувствие и настроение спортсмена. Иногда наша тренировка состоит из разминки и беседы о жизни. Такое часто бывает. Длительность поединка увеличиваем постепенно. Еще очень важно, чтобы спортсмен вырабатывал способность получать баллы. Надо смотреть на спортсмена взглядом судьи. После этого этапа начинается работа на лапах и моделирование конкретных ситуаций. Я как тренер «включал» тактику того или иного соперника; кто-то тянет на себя, пытаясь выдернуть, кто-то, наоборот, активно давит, кто-то прыгает из стороны в сторону. Я должен всегда держать себя в форме, т.к. всех соперников изображаю всегда я сам.
— WKF дала старт новому проекту, премьер-лиге «Karate1». Уже в 2011 году пройдут несколько международных турниров. Считаете ли вы, что этот проект придаст новый импульс развитию каратэ в мире.
— В принципе, каратэ в мире развито, и на самом деле не все так плохо. Но я считаю, что каждую страны необходимо рассматривать в отдельности. Проблема не в виде спорта, и не в том, как проходят соревнования, а в том, какой у нас спортивный менеджмент. Важно, как мы раскручиваем мероприятия, как мы притягиваем к ним людей. Я работал в должности директора дворца спорта, в котором проходили соревнования по борьбе. Северная Осетия — республика борцов. Но даже у нас катастрофически мало зрителей даже на соревнованиях по борьбе. Я нигде не видел в России полных трибун на соревнованиях по каратэ. Только участники и их родители. В Мюнхене в 2000 проходил ЧМ; билеты были раскуплены, 10-тысячный зал был забит до отказа. Все потому, что организаторы правильно «раскрутили» мероприятие. Зрители знали всех членов сборной команды, их имена, биографии и пристрастия. СМИ «раскачивали» соревнования, и зрители знали, чего ожидать от соревнований. Наше телевидение забито Басковым и Петросяном. Зачем раскрывать глаза на какие-то вещи, если есть куча мусора, которую необходимо вбить в головы россиянам? Что касается премьер-лиги, мне кажется, ее создали, чтобы приблизить решение о включении каратэ в программу Олимпийских Игр. Нужно «подтягивать» каратэ к олимпийским видам спорта по статусу мероприятий, и я это приветствую. Мы сделаем первый шаг к истинной популяризации каратэ, когда оно станет олимпийским видом спорта. По большому счету я с напряжением отношусь к конторе под названием «МОК», но я надеюсь, что олимпийское каратэ привлечет внимание государства.
— Какой бы вы дали совет молодым каратистам?
— Учитесь побеждать, поменьше думайте о федерациях, стилях. Сначала научитесь побеждать соперника, потом — побеждать свои недостатки. Умение побеждать и преодолевать поможет добиться любого успеха. Много лет назад, когда я начинал заниматься каратэ, я мечтал, что попаду на чемпионат мира, выиграю его. Спустя время я все-таки осуществил свою мечту не как спортсмен, а как тренер. Я абсолютно не жалею о том, что ушел из киностудии и профессионально занялся спортом. Благодаря этому я увидел мир, приобрел много друзей как в нашей стране, так и за рубежом. Благодаря каратэ я освободил свой разум от комплексов. Сейчас я депутат, но я четко осознаю, что не такой, как все, не иду на компромиссы, на многое вокруг смотрю с юмором и иронией. Мой характер был сформирован во многом благодаря каратэ. Те, кто пришел в каратэ, сделали правильный выбор, т.к. это очень интересный мир. Несмотря на то, что мы учимся махать руками и ногами, мы вместе с этим обретаем новых друзей, испытываем новые впечатления, учимся побеждать. Все зло идет от слабых и закомплексованных людей. Добро несут только сильные и уверенные в себе люди.

16.01.2011

Материал подготовил Александр Чичварин

 

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ